Songs Village Ladies and Gentlemen

Сельские леди и джентльмены

Sel'skie ledi i dzhentel'meny

Written by

Пограничный Господь стучится мне в дверь,  
Звеня бороды своей льдом.  
Он пьет мой портвейн и смеется,  
Так делал бы я;  
А потом, словно дьявол с серебряным ртом,  
Он диктует строку за строкой,  
И когда мне становится страшно писать,  
Говорит, что строка моя;  
 
Он похож на меня, как две капли воды,  
Нас путают, глядя в лицо.  
Разве только на мне есть кольцо,  
А он без колец,  
И обо мне часто пишут в газетах теперь,  
Но порой я кажусь святым;  
А он выглядит бесом, хотя он Господь,  
Но нас ждет один конец;  
 
Так как есть две земли, и у них никогда  
Не бывает общих границ,  
И узнавший путь  
Кому-то обязан молчать.  
Так что в лучших книгах всегда нет имен,  
А в лучших картинах - лиц,  
Чтобы сельские леди и джентльмены  
Продолжали свой утренний чай.  
 
Та, кого я считаю своей женой -  
Дай ей, Господи, лучших дней,  
Для нее он страшнее чумы,  
Таков уж наш брак.  
Но ее сестра за зеркальным стеклом  
С него не спускает глаз,  
И я знаю, что если бы я был не здесь,  
Дело было б совсем не так;  
 
Да, я знаю, что было бы, будь он как я,  
Но я человек, у меня есть семья,  
А он - Господь, он глядит сквозь нее,  
И он глядит сквозь меня;  
 
Так как есть две земли, и у них никогда  
Не бывает общих границ,  
И узнавший путь  
Кому-то обязан молчать.  
Так что в лучших книгах всегда нет имен,  
А в лучших картинах - лиц,  
Чтобы сельские леди и джентльмены  
Подолжали свой утренний чай.

Notes