Translations by Dzhon

Village Ladies and Gents The Frontier God comes knocking on my door His beard jingling with ice. He drinks my portwine and laughs Just as I would; Then, like a silver-tongued devil He dictates line after line And when I can hardly stand to write Tells me the lines are mine. We're as alike as two peas in pod, Faces folks can't tell apart. Only there's a ring on mine, And none on him, And usually I'm neither one thing nor the other, But with time I seem sainted, And he looks devilish, even if he's God, Though we'll come to the same end. Thus, there are two lands Without a common border, And the way between them Someone keeps secret. Just like the best books don't have names, Or the best pictures, people, So the village ladies and gents Kept on drinking their morning tea. The one I consider my wife— Give her, Lord, the best of days, Our marriage for her Scarier than the Plague. But her sister in the looking glass Won't take her eyes off of him, And I know that if I wasn't around Things would be quite different. Yes, I know that if only he could be like me… But I'm a man, I've got a family, And He's God, peers right through them, Peers right through me. Thus, there are two lands Without a common border, And the way between them Someone keeps secret. Just like the best books don't have names, Or the best pictures, people, So the village ladies and gents Kept on drinking their morning tea.

Пограничный Господь стучится мне в дверь,  
Звеня бороды своей льдом.  
Он пьет мой портвейн и смеется,  
Так делал бы я;  
А потом, словно дьявол с серебряным ртом,  
Он диктует строку за строкой,  
И когда мне становится страшно писать,  
Говорит, что строка моя;  
 
Он похож на меня, как две капли воды,  
Нас путают, глядя в лицо.  
Разве только на мне есть кольцо,  
А он без колец,  
И обо мне часто пишут в газетах теперь,  
Но порой я кажусь святым;  
А он выглядит бесом, хотя он Господь,  
Но нас ждет один конец;  
 
Так как есть две земли, и у них никогда  
Не бывает общих границ,  
И узнавший путь  
Кому-то обязан молчать.  
Так что в лучших книгах всегда нет имен,  
А в лучших картинах - лиц,  
Чтобы сельские леди и джентльмены  
Продолжали свой утренний чай.  
 
Та, кого я считаю своей женой -  
Дай ей, Господи, лучших дней,  
Для нее он страшнее чумы,  
Таков уж наш брак.  
Но ее сестра за зеркальным стеклом  
С него не спускает глаз,  
И я знаю, что если бы я был не здесь,  
Дело было б совсем не так;  
 
Да, я знаю, что было бы, будь он как я,  
Но я человек, у меня есть семья,  
А он - Господь, он глядит сквозь нее,  
И он глядит сквозь меня;  
 
Так как есть две земли, и у них никогда  
Не бывает общих границ,  
И узнавший путь  
Кому-то обязан молчать.  
Так что в лучших книгах всегда нет имен,  
А в лучших картинах - лиц,  
Чтобы сельские леди и джентльмены  
Подолжали свой утренний чай.