Translations by Andrey Kravtsov

The Captain Voronin

When the regiment arrived in town, They were times of human kindness, All the habitants were away on vacations, The flowers on the town square were pining for something. Everything was unnaturally peaceful Like in a movie when a trap is lain down The tower clock was striking noon Of some long gone day Captain Voronin was chewing a straw And was pensively looking around He knew that everyone sees reflection in the glass And everyone hears unnatural knock. His people have trusted him, They knew who was to decide, He was known as the one who never hurries, When there is no need to hurry. I remember who volunteered to go first, I will tell you their names: The sailor Yegor Trubnikov and The Indian Spearhead of the Log, The third had no name, But had experience of fifteen hundred years, And screwing up his eyes like Clint Eastwood, Captain Voronin was watching them go The wait was not long, Like in winter when waiting for spring. Bad news jumps like the fleas, Good news is clear to everyone. And when they saw a cloud of dust faraway between houses, Old Vasilii, now totally out of his head, said: "At last, we have all gone mad...". The newcomer dismounted his horse, staggered, and fell back. He was led to the Captain, And it was suddenly clear that Voronin was glad. The newcomer said "I could talk for a year about the things I have seen The point is that no one but us knew the way out, And even us - we didn't know the way in." For all those dancing the dances of mermaids There are those who walk on water. But every human being is a tree, Which is from here and from nowhere else Now, if the tree grows - it always grows up And no one is able to change it. The Moon and the Sun live in peace in the sky And now I can understand them. Maybe only fish in the sea and birds in the sky know who is right But we know that newspapers are silent about the crucial, And silent is the telegraph.
And maybe the town was called Mal' Paso and maybe - Matrenin Posad. But those who were there, Had never come back. So there is no reason to cry, there is no reason to be sad. Now only our hearts can save us Because we failed to save ourselves with our minds. But a heart needs the roots and the sky, Otherwise it just cannot survive And as a boy, who occasionally witnessed all this, have said: "From now on, we will never be the same."

Edit
Когда отряд въехал в город, было время людской доброты  
Население ушло в отпуск, на площади томились цветы.  
Все было неестественно мирно, как в кино, когда ждет западня.  
Часы на башне давно били полдень какого-то прошедшего дня.  
 
Капитан Воронин жевал травинку и задумчиво смотрел вокруг.  
Он знал что все видят отраженье в стекле все слышат неестественный стук.  
Но люди верили ему как отцу, они знали кто все должен решить.  
Он был известен как тот кто никогда не спешил, когда некуда больше спешить  
 
Я помню кто вызвался первым, я скажу вам их имена.  
Матрос Егор Трубников индеец Острие Бревна  
Третий был без имени, но со стажем в полторы тыщи лет  
И прищурившись как Клинт Иствуд, капитан Воронин смотрел им вслед  
 
Ждать пришлось недолго, не дольше чем зимой ждать весны  
Плохие новости скачут как блохи, а хорошие и так ясны.  
И когда показалось облако пыли там где расступались дома,  
дед Василий сказал совсем охренев: наконец-то мы сошли с ума.  
 
Приехавший соскочил с коня, пошатнулся и упал назад  
Его подвели к капитану и всем стало видно что Воронин был рад  
Приехавший сказал: О том что я видел я мог бы говорить целый год  
Суть в том что никто кроме нас не знал где здесь выход и даже мы не знали где вход.  
 
На каждого, кто пляшет русалочьи пляски есть тот кто идет по воде.  
Каждый человек он как дерево, он отсюда и больше нигде  
И если дерево растет, то оно растет вверх, и никто не волен это менять.  
Луна и солнце не враждуют на небе, и теперь я могу их понять.  
 
Конечно только птицы в небе и рыбы в море знают кто прав.  
Но мы знаем что о главном не пишут в газетах, и о главном молчит телеграф  
И может быть город назывался Маль-Пасо, а может быть Матренин Посад  
Но из тех кто попадал туда, еще никто не возвращался назад  
 
Так что нет причин плакать, нет повода для грустных дум  
Теперь нас может спасти только сердце, потому что нас уже не спас ум.  
А сердцу нужны и небо и корни, оно не может жить в пустоте  
Как сказал один мальчик, случайно бывший при этом, отныне все мы будем не те.