Translations by Michael Bernstein

Twas the middle of the winter when we hit MacDougal Street
I come form Kostroma, she's from Tollyatti nice and sweet
We would survive until the summer boldly makes it all in vain
But we discovered the tooth powder was mixed with that cocaine
So we squeezed into the manhole, my joint burning bright
As she desided to visit Mecca, I just said "Good night"

I cant remember what kind of colours we used to fly on mizzen-top
The path of Castaneda made the Merchant Navy my next stop
With them sailors wearing skirts and cabin boy a fierce sport
Then we stalled for disembarkment at the Ulan-Bator port

I rushed into Datsan in seek of spiritual retreat
Instead I've met Karl Lagerfeld at that place on Oxford Street

Our boatswain Pasha came along, every fashion soul he enchants
By his Yamamoto jacket and his Comme des Garçons pants
And suddenly this woman with Claude Monet painted face
She cries 'It is four-twenty, we should drive to our place!'

We had no money for the cab I sold the coat that I wear
Which is crazy by Kostroma standarts, most unusual, I swear
And yet it was kinda fun, until I felt so queer
While licking greasy slime right from the little lizard's rear

While the others prayed their gods with a pagan admiration
I was busy making progress with my Urdu-Latin Tsoy translation
When my drinking volume has exceeded a fourteen hundred gram
I boarded a subway to Thiruvananthapuram

We fly across the desert, this train is a wreck, alright
The course is plotted by the stars and by an old bluesman transvestite
The view from the window is something and it's something realy odd
Looks like steelmakers are dancing or maybe like women fight in mud

I guess I must be lucky, my next nervous breakdown was so brief
So I tried to reach Kathmandu through the Great Barrier Reef
My facial hair stopped growing from the mushrooms that I ate
I was looking like a person of some heroic fate

My witch-doctor asked my doctor, how come I'm still alive
While it is learning Swahili which has made me shine and thrive
When strangers come to village I will kick their ass goodbye
Us Russians when abroad cannot stand them foreign guys

 

Мы съехали с McDougal в середине зимы  
Моя подруга из Тольятти, я сам из Костромы  
Мы бы дожили до лета, а там секир-башка  
Но в кокаине было восемь к трем зубного порошка  
Пришлось нам съехать через люк при свете косяка  
Она решила ехать в Мекку, я сказал "Пока"  
 
Не помню как это случилось и чей ветер дул мне в рот  
Я шел по следу Кастанеды - попал в торговый флот  
Где все матросы носят юбки, у юнги нож во рту  
Тут мы встали на загрузку в Улан-Баторском порту  
Я сразу кинулся в дацан, кричу хочу уйти в retreat  
И мне на встречу Lagerfeld - гляжу, а мы на Oxford street  
 
Со мной наш боцман Паша - вот кто держит фасон  
На нем пиджак от Yamamoto, штаны Comme de Garson  
И тут вбегает эта женщина с картины Monet  
Кричит - сейчас землетрясенье, быстро едем все ко мне  
У нас нет денег на такси, мне пришлось продать пальто  
Клянусь такого в Костроме еще не видел никто  
 
Сначала было весело потом спустился "сплин"  
Когда мы слизывали слизь у этих ящериц со спин  
В квартире не было прохода от языческих святынь  
Я перевел все песни Цоя с курду на латынь  
Когда я допил все, что было у них меж оконных рам  
Я сел на первый subway в Тируванантапурам  
 
И вот мы мчимся по пустыне, поезд блеет и скрипит  
И нас везет по тусклым звездам старый блюзмэн-трансвистит  
Кругом твориться черт-те что, то дальше то вблизи  
То ли пляски сталеваров, то ли женский бой в грязи  
Когда со мной случился двадцать пятый нервный срыв  
Я бросил ноги в Катманду через Большой Барьерный Риф  
 
И вот я семь недель не брился, восемь суток ел грибы  
Я стал похож на человека героической судьбы  
Шаманы с докторами спорят как я мог остаться жив  
Но я выучил суахили и сменил культурный миф  
Когда в село войдут пришельцы я их брошу в тюрьму  
Нам русским за границей иностранцы не к чему